Конфискация ру

ВС РФ готовит разъяснения о конфискации имущества в рамках уголовного судопроизводства

Согласно действующему законодательству (гл. 15.1 Уголовного кодекса) конфискации подлежит имущество:

  • полученное в результате совершения ряда преступлений (закрытый перечень содержится в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ);
  • используемое или предназначенное для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества;
  • являющееся орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления и принадлежащее обвиняемому.

Некоторые разъяснения по вопросам применения этой меры (напомним, конфискация является мерой уголовно-правового характера, но не мерой наказания) содержатся в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, посвященных конкретным составам преступлений. В частности: преступлениям террористической направленности (Постановление Пленума ВС РФ от 9 февраля 2012 г. № 1), контрабанде (Постановление Пленума ВС РФ от 27 апреля 2017 г. № 12), легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (Постановление Пленума ВС РФ от 7 июля 2015 г. № 32), и др. Тем не менее, по словам судьи ВС РФ Юрия Ситникова, назрела необходимость принятия отдельного постановления по вопросам, связанным с применением конфискации имущества в уголовном судопроизводстве, тем более что им уделяется особое внимание в рамках регулирования межгосударственных отношений. Проект соответствующего постановления (далее – Проект; текст документа имеется в распоряжении портала ГАРАНТ.РУ) обсуждался в ходе сегодняшнего заседания Пленума ВС РФ.

В частности, Суд считает необходимым напомнить: поскольку конфискация может быть связана с ограничением конституционного права частной собственности, применение этой меры возможно только в прямо предусмотренных законом случаях. Таким образом, не допускается изъятие денег, ценностей и иного имущества, полученного в результате совершения не указанных в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ преступлений. При этом имущество, использованное в качестве средства совершения преступления, может изыматься без ограничений, но при одном условии: оно должно принадлежать обвиняемому (п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ). Поэтому в данном случае установление собственника имущества обязательно, подчеркивается в Проекте. При конфискации же средств, предназначенных для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, а также незаконных группировок и организаций, не имеет значения, кто ими владеет, – имущество изымается вне зависимости от принадлежности, указывает Суд. По его мнению, к такому имуществу могут быть отнесены и мобильные телефоны, компьютеры, а также другие средства связи, которые использовались как непосредственно для подготовки к совершению преступления (обучения, распространения литературы террористической и экстремистской направленности и т. д.), так и для размещения в СМИ и телекоммуникационных сетях материалов, содержащих призывы к террористической деятельности или оправдание терроризма.

Какой момент признается началом течения срока исковой давности по требованию о возмещении ущерба, причиненного конфискацией имущества? Найти ответ поможет «Энциклопедия судебной практики. Общий срок исковой давности» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Важным является разъяснение о конфискации имущества, находящегося на территории иностранного государства. Согласно Проекту его изъятие возможно, если уголовное дело рассматривается на основании международного договора Российской Федерации. Однако при доработке документа это положение может быть скорректировано – присутствовавший на заседании заместитель Генерального прокурора РФ Леонид Коржиек считает, что основанием для конфискации имущества, находящего вне пределов России, может быть и принудительное исполнение приговора российского суда на основе принципа взаимности. Он напомнил, что именно таким образом в отсутствие международного договора решается вопрос о конфискации находящихся на территории РФ доходов, полученных преступным путем, на основании приговора или постановления иностранного суда. Российский суд, рассмотрев запрос компетентного органа иностранного государства и соответствующее решение иностранного суда, вправе вынести постановление о признании и принудительном исполнении этого решения (ст. 473.1 Уголовно-процессуального кодекса).

По общему правилу арест – в целях обеспечения возможной конфискации – налагается на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих материальную ответственность за их действия (ч. 1 ст. 115 УПК РФ). Однако допускается наложение ареста и на имущество, находящееся у третьих лиц, – когда есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого или обвиняемого, было использовано для совершения преступления или предназначалось для финансирования терроризма или экстремизма либо запрещенных организаций (ч. 3 ст. 115 УПК РФ, ч. 3 ст. 104.1 УК РФ). В этом случае не имеет значения, установлена личность подозреваемого или обвиняемого по делу или нет, подчеркивается в Проекте.

ВС РФ намерен обратить внимание судов на то, что, принимая решение о конфискации имущества, они в первую очередь должны решать вопрос о возмещении вреда, причиненного его законному владельцу. В то же время стоит учитывать, что конфискованное имущество не может быть возвращено его законному владельцу, если данное лицо участвовало в совершении преступления, отмечает Суд. Например, не подлежат возврату предметы контрабанды, владелец которых способствовал их незаконному перемещению через границу. Кроме того, не возвращаются переданные в виде взятки или предмета коммерческого подкупа деньги или иные ценности – даже тогда, когда взяткодатель или совершившее коммерческий подкуп лицо освобождены от уголовной ответственности в связи с тем, что совершили преступление из-за вымогательства со стороны должностного лица, или добровольно сообщили о преступлении, или активно способствовали его раскрытию (то есть на основании примечаний к ст. 291 и ст. 204 УК РФ). Однако это правило не должно применяться, когда деньги передаются в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа в рамках оперативного эксперимента или иных мероприятий, направленных на задержание вымогателя с поличным.

В Проекте указано: суд может принимать решение о конфискации имущества не только при постановлении обвинительного приговора, но и при прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям. Причем отмечается, что само по себе такое прекращение дела возможно только при условии разъяснения обвиняемому всех возможных последствий, в том числе о конфискации имущества, и отсутствии его возражений. Данное разъяснение соответствует позиции Конституционного Суда Российской Федерации по этому вопросу (Постановление КС РФ от 7 марта 2017 г. № 5-П).

Кроме того, ВС РФ призывает судей не принимать решения о конфискации имущества, которое хотя и относится к одной из перечисленных в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ категорий, но является запрещенным к обращению либо изъятым из незаконного оборота. В таких ситуациях следует выносить акты о передаче этих предметов в соответствующие учреждения или об их уничтожении (п. 2-2.1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ), поясняет Суд.

Также в Проекте разъясняется ряд других процессуальных вопросов. Например, указано, каким образом учитывается мнение сторон о возможной конфискации имущества, если решение по делу принимается в особом порядке (гл. 40 и 40.1 УПК РФ), определены условия, при соблюдении которых апелляционный суд может изменить решение суда первой инстанции в части конфискации имущества в сторону ухудшения положения осужденного.

Стоит отметить, что Проект принципиально поддержан и судейским сообществом, и представителями заинтересованных ведомств. Тем не менее редакционной комиссии предложено рассмотреть возможность внесения в документ некоторых изменений. Так, заместитель Министра юстиции РФ Юрий Любимов считает необходимым более подробно разъяснить, какое имущество может признаваться средствами совершения преступления (в текущей версии Проекта приведено лишь несколько конкретных примеров), и уточнить предмет экспертизы, которая, согласно Проекту, может быть назначена в случае, когда вместо подлежащего конфискации предмета изымается иное имущество (в соответствии со ст. 104.2 УК РФ).

Верховный суд: конфискация имущества экс-полковника Захарченко законна

Лента новостей

Все новости »

Ранее суд Москвы решил обратить в госсобственность свыше 8,5 млрд руб. его движимого и недвижимого имущества

Верховный суд РФ отклонил жалобу на конфискацию имущества обвиненного во взяточничестве экс-полковника МВД Дмитрия Захарченко. Об этом говорится в сообщении картотеки суда, передает РБК.

Жалоба на обращение в доход государства конфискованного имущества была подана в суд высшей инстанции в начале августа. Никулинский суд Москвы в декабре 2017 года решил обратить в государственную собственность свыше 8,5 млрд руб. движимого и недвижимого имущества. Их изъяли при обысках у полковника и его близких в сентябре 2016 года. В конфискованную собственность входят, в частности, полукилограммовый золотой слиток, а также 11 квартир, 16 машино-мест и четыре автомобиля (два Mercedes-Benz и два Porsсhe Cayenne). Имущество было изъято не только у Захарченко, но также у бывших сожительниц Захарченко — Марины Семыниной, Ирины Петрушиной и Анастасии Пестриковой, а также экс-жены Яны Саратовцевой.

Полковника Захарченко, работавшего в главном управлении МВД по экономической безопасности и коррупции, арестовали в сентябре 2016 года по обвинению в получении взятки в 7 млн руб. Ему также вменяли злоупотребление полномочиями и воспрепятствование расследованию вывода средств из «Нота-банка». Еще одним эпизодом стала взятка в $800 тыс. наличными и дисконтной карты 3,5 млн руб. за общее покровительство от владельца ресторана La Maree.

Публикации

Взяткодатель не вернёт деньги, переданные для подкупа, рассчитывать на получение средств обратно может только участник оперативного или следственного эксперимента, конфисковать орудие преступления можно в рамках любой статьи УК РФ, а апелляция имеет право ухудшить положение обвиняемого в ситуации с конфискацией его имущества — Верховный суд (ВС) РФ в четверг принял постановление пленума об особенностях изъятия ценностей, денежных средств и имущества фигурантов уголовных дел.

После доработки документа из проекта исчезло положение о возможности конфискации зарубежного имущества обвиняемых, в остальном существенных изменений по ключевым вопросам не произошло.

Деньги на взятку не вернут

Взяткодателю не вернут деньги, переданные для подкупа, а контрабандисты не смогут получить назад незаконно вывезенное имущество.

«Разъяснить судам, что имущество подлежит конфискации и не может быть возвращено лицу, являющемуся его владельцем, если это лицо участвовало в совершении преступления (например, владельцу предметов контрабанды, участвовавшему в их незаконном перемещении).

По делам о преступлениях коррупционной направленности деньги, ценности и иное имущество, переданные в виде взятки или предмета коммерческого подкупа, подлежат конфискации и не могут быть возвращены взяткодателю либо лицу, совершившему коммерческий подкуп, в том числе в случаях, когда они освобождены от уголовной ответственности на основании соответственно примечания к статье 291 УК РФ или пункта 2 примечаний к статье 204 УК РФ», — говорится в документе.

Вместе с тем суд поясняет, что если владелец денег и других ценностей, переданных в качестве взятки или подкупа, добровольно участвовал в следственном эксперименте, то ему следует вернуть его средства или имущество.

«Подлежат возвращению их владельцу деньги и другие ценности, переданные в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа под контролем органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (например, в ходе оперативного эксперимента), с целью задержания с поличным лица, заявившего требование о даче взятки или коммерческом подкупе», — указывает ВС РФ.

В рамках любой статьи УК

Закон не ограничивает статьи Уголовного кодекса, по которым можно конфисковать орудие преступления, поясняет Верховный суд РФ в постановлении пленума по вопросам конфискации.

«Орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому (пункт «г» части 1 статьи 1041 УК РФ, пункт 1 части 3 статьи 81 Уголовно-процессуального кодекса), могут быть конфискованы судом по делам о преступлениях, перечень которых законом не ограничен», — сказано в документе.

При этом деньги, ценности и иное имущество, а также доходы от него подлежат конфискации на основании пунктов «а» и «б» части 1 статьи 104.1 УК РФ, если они получены в результате совершения только тех преступлений, которые указаны в данных нормах, или явились предметом незаконного перемещения через таможенную или госграницу, указывается в постановлении пленума.

Кроме того, подлежат конфискации деньги, ценности и иное имущество, используемые для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации) либо предназначенные для этих целей.

Орудия преступления

Автомобиль с тайниками, эхолот, навигатор или оргтехника могут считаться орудием преступления и, следовательно, подлежать конфискации, поясняет пленум.

«Исходя из положений пункта «с» статьи 1 Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и о финансировании терроризма от 16 мая 2005 года, пункта 8 части 1 статьи 73, части 3 статьи 115 и пункта 101 части 1 статьи 299 УПК РФ к орудиям, оборудованию или иным средствам совершения преступления следует относить предметы, которые использовались либо были предназначены для использования при совершении преступного деяния или для достижения преступного результата. Например, автомобиль, оборудованный специальным хранилищем для сокрытия товаров при незаконном перемещении их через госграницу, эхолоты и навигаторы при незаконной добыче (вылове) водных биологических ресурсов; копировальные аппараты и иная оргтехника, использованные для изготовления поддельных документов)», — говорится в постановлении.

Однако при решении вопроса о конфискации орудий преступления суду необходимо удостовериться, что оно является собственностью обвиняемого.

За экстремизм и терроризм заберут любое имущество

По уголовным делам о преступлениях террористической и экстремистской направленности конфискации подлежит любое имущество, принадлежащее обвиняемому, являющееся орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления, отмечает ВС.

Он уточняет, что к такому имуществу могут, например, относиться сотовые телефоны, персональные компьютеры, иные электронные средства связи и коммуникации, которые использовались фигурантом дела для размещения в СМИ, соцсетях или информационно-телекоммуникационных сетях материалов, содержащих публичное оправдание терроризма и призывы к террористической деятельности или непосредственной подготовки к террористической деятельности.

Арестовать имущество не только обвиняемого

При этом деньги и ценности, предназначенные для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества или организованной группы подлежат конфискации независимо от их принадлежности, указывается в постановлении.

Также суд позволяет изымать предметы и вещи, которые могли или были использованы для совершения преступлений экстремистской и террористической направленности, но не принадлежат фигурантам уголовного дела.

«В целях обеспечения возможной конфискации арест может быть наложен судом на имущество, указанное в части 1 статьи 104.1 УК РФ, находящееся не только у подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, но и у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации)», — поясняет ВС.

Арест на такое имущество может быть наложен и в тех случаях, когда по возбужденному уголовному делу личность подозреваемого или обвиняемого не установлена, уточняется в постановлении пленума.

ВС разъясняет и как поступить, если обвиняемый успел передать имущество другому человеку.

«Исходя из части 3 статьи 1041 УК РФ для решения вопроса о конфискации имущества, переданного обвиняемым другому лицу (организации), суду требуется на основе исследования доказательств установить, что лицо, у которого находится имущество, знало или должно было знать, что имущество получено в результате преступных действий или использовалось либо предназначалось для использования при совершении преступления», —указывает он.

Если же осуществить конфискацию определенного предмета не представляется возможным в связи с его использованием, продажей или по каким-либо иным причинам, то суд назначает экспертизу его стоимости, чтобы иметь возможность изъять другое имущество.

Конфискация при прекращении дела или смерти обвиняемого

Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим обстоятельствам не является освобождением от конфискации имущества, объясняет ВС РФ.

«Решение о конфискации орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому, а также денег, ценностей и иного имущества может быть принято судом и в случае прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям», — говорится в документе.

При этом ВС отмечает, что суды или правоохранительные органы обязаны разъяснить обвиняемому правовые последствия принятого решения, включая возможную конфискацию имущества и прекращать дело при отсутствии возражений фигуранта.

«Если уголовное дело подлежит прекращению в связи со смертью подсудимого, суд разъясняет указанные последствия его близким родственникам до получения их согласия на прекращение дела, отсутствие которого служит основанием для осуществления судопроизводства в обычном порядке», — напоминает суд.

Ухудшение положения возможно

Апелляционные инстанции имеют право ухудшить положение обвиняемого в ситуации с конфискацией его имущества, разъясняет ВС РФ.

«При производстве в суде апелляционной инстанции обвинительный приговор, определение или постановление суда первой инстанции в части конфискации имущества могут быть отменены или изменены в сторону ухудшения положения осужденного», — говорится в документе.

ВС отмечает, что такое ухудшение положения допустимо только по представлению государственного обвинителя или по жалобам иных участников судопроизводства со стороны обвинения.

Отмена или изменение судебных решений в части конфискации имущества с поворотом к худшему в суде кассационной инстанции производится в сроки, предусмотренные статьей 401.6 УПК РФ, напоминает высшая инстанция.

Депутаты предложили вернуть конфискацию в Уголовный кодекс

Конфискация имущества в качестве наказания отменена в 2003 году, однако одноименная мера уголовно-правового характера действует до сих пор. В настоящее время ее применяют в качестве принудительной меры – из списка основных и дополнительных наказаний ее исключили.

Если раньше конфисковано могло быть любое имущество, кроме того, которое не подлежало изъятию, то сейчас конфисковать можно только имущество и деньги, полученные преступным путем, оружие и наркотики и орудия преступления.

Фактически законопроект предлагает восстановить институт конфискации имущества, который существовал раньше.

Кроме того, законопроект предлагает внести в УК ряд интересных новелл, которых до этого не было в уголовном праве. Например, если имущество, приобретенное преступным путем, было присоединено к имуществу, приобретенному законным путем, то конфискации подлежит только его часть.

Также конфисковать могут то имущество, которое осужденный продал или подарил другому человеку, знавшему о его незаконном происхождении.

Законопроект устанавливает, что при конфискации первоочередную важность будет иметь возмещение вреда пострадавшему.

В ряде статей особенной части УК РФ конфискация вводится в качестве дополнительного наказания. В частности, речь идет о преступлениях против жизни и здоровья личности, а также против собственности.

По мнению авторов законопроекта, отказ от института конфискации в российском уголовном праве создал коллизию с рядом международно-правовых договоров – например, со ст. 1 Страсбургской конвенции 1990 года.

Существующие в настоящий момент в УК нормы о конфискации не применяются к «экономическим» статьям, напоминают авторы. А ведь именно экономические преступления наносят наибольший ущерб интересам государства и общества.

Стоит отметить, что к этому законопроекту со стороны как правительства, так и Верховного суда, имеются замечания и правительство рекомендовало его отклонить.

С текстом законопроекта № 336097-7 вы можете ознакомиться, перейдя по ссылке.

Нововведения, утвержденные президентом РФ, предусматривают, что работодателей будут наказывать штрафом до 200 000 руб. или обязательными работами до 300 часов за отказ принимать на работу и увольнять людей предпенсионного возраста (см. «За увольнение предпенсионеров ввели уголовную ответственность»). Бизнес к такой новелле отнесся скептически. Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) раскритиковал инициативу властей. Есть же и другие основания для увольнения, подчеркнул президент РСПП Александр Шохин: «В частности, несоответствие квалификации. Если мы 50-летних будем увольнять за это, а 60-летних сохранять, то это дискриминация лиц более молодых возрастов». Да и без нового состава в УК хватает оснований, по которым можно привлечь работодателей к уголовной ответственности.

Самое популярное преступление

Пока основным из них является ст. 145.1 УК РФ («Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат»), говорит Андрей Гривцов, старший партнер АБ «ЗКС». Это бывает возможно при двух условиях: когда сотрудникам недоплачивают зарплату дольше трех месяцев (или совсем ничего не перечисляют дольше двух), а сам работодатель в такой ситуации заинтересован и получает от нее выгоду. На практике подобных дел достаточно много, подчеркивает Гривцов: «И в большинстве случаев их расследование ставится на повышенный контроль». Так, летом этого года мировой судья судебного участка № 78 Центрального судебного района Тулы вынес обвинительный приговор по ст. 145.1 УК директору ООО ПКК «Крон-Энерго» Сергею Федотову. Следствие установило, что руководитель фирмы с 1 января по 1 октября 2016 года умышленно не выплачивал своим сотрудникам заработную плату, хотя такая возможность у него была. В итоге общая сумма задолженности составила более 500 000 руб. Суд приговорил предпринимателя к штрафу в размере 250 000 руб.

Гривцов рассказывает, что обычно в таких ситуациях уголовное преследование инициирует сам работник, подавая заявление в Следственный комитет о том, что ему не выплачивают зарплату. Если такое обращение подпишут сразу несколько сотрудников, то с большой долей вероятности проверка по нему пройдет с особым вниманием, подчеркивает эксперт. Кроме того, если проверяющие найдут и другие нарушения на предприятии, то директору компании может грозить реальный срок наказания. Весной прошлого года главу ООО «Кингкоул» Владимира Пожидаева приговорили к пяти годам лишения свободы и штрафу в 350 000 руб. Бизнесмена признали виновным в совершении преступлений не только по ч. 2 ст. 145.1 УК («Невыплата заработной платы»), но и по ч. 2 ст. 201 УК («Злоупотребление полномочиями»). Следователи выяснили, что руководитель фирмы организовал схему, чтобы получить контроль за деньгами ОАО «Замчаловский антрацит» и ОАО «Угольная компания «Алмазная», которые входят в состав «Кингкоул». Помимо этого, правоохранители установили, что Пожидаев не выплачивал заработную плату 156 сотрудникам на общую сумму более 17 млн руб., хотя у компании эти деньги были.

Тем временем Минюст собирается использовать упрощенный порядок взыскания денег с работодателей, которые задерживают выплату вознаграждений своим сотрудникам. Ведомство предлагает не устанавливать дополнительный срок для добровольного исполнения судебного решения недобросовестным работодателем.

Травмы на производстве и увольнение беременных

Еще один состав, который нередко инкриминируют работодателям, – «Нарушение требований охраны труда» (ст. 143 УК). В таких случаях, как правило, речь идет о тяжких и смертельных травмах на производстве, когда там не соблюдают правила охраны труда, поясняет Гривцов. В феврале этого года Омский районный суд вынес обвинительный приговор начальнику цеха АО «Птицефабрика «Сибирская» Михаилу Оносову. По версии следствия, осужденный поручил заменить задвижку водонапорного коллектора в машинном отделении канализационно-насосной станции пятерым рабочим. При этом Оносов не проинструктировал подчиненных, не выдал им переносной газоанализатор для определения уровня загазованности в помещении и спецсредства защиты дыхания для каждого. Когда сотрудники стали снимать задвижку, то произошел взрыв, из-за которого разрушилась насосная станция. В результате аварии двое работников погибли от травм и ожогов, а ещё трое пострадали. Их начальника в итоге приговорили к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком на два года и взыскали в пользу родственников потерпевших компенсацию морального вреда на сумму 1,15 млн руб.

Уголовное наказание предусмотрено и за «Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет» (ст. 145 УК). Правда, некоторые работодатели уверены, что такая норма противоречит Конституции. Гендиректор «Ростовской юридической компании» Сергей Черепанов* уволил беременную сотрудницу за два прогула. За это мировой судья Шахтинского судебного района Ростовской области судебного участка № 5 приговорил главу фирмы к 100 часам обязательных работ по ст. 145 УК. Судья подчеркнул, что ст. 261 ТК («Гарантии беременной женщине и лицам с семейными обязанностями при расторжении трудового договора») запрещает расторгать трудовой договор с беременной женщиной по инициативе работодателя. Исключение из этого правила одно: ликвидация организации. Шахтинский городской суд Ростовской области оставил такое решение без изменений (дело № 10-1/2017 (10-41/2016;)).

Тогда Черепанов обратился в Конституционный суд. Он оспорил конституционность ст. 261 ТК и ст. 145 УК. По мнению руководителя фирмы, эти нормы противоречат ч. 3 ст. 17 Конституции («Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц»). Черепанов отметил, что ТК не разрешает работодателю расстаться с беременной сотрудницей, которая не исполняет свои трудовые обязанности, и это позволяет той злоупотреблять своими правами. Однако КС отказался принять к рассмотрению такую жалобу. Судьи КС подчеркнули, что спорные нормы соответствуют положениям Конституции, так как «Россия является социальным государством и особая защита беременных женщин в нем обусловлена гуманистическими началами». Учитывая роль женщины в продолжении рода, государство обязано создавать для нее дополнительные гарантии, в том числе в сфере трудовых отношений, которые ориентированы на охрану материнства, добавил КС (Определение Конституционного суда от 27 февраля 2018 года № 353-О).

Другие составы и защита от «недобросовестных работников»

Теоретически работники могут добиться того, чтобы их работодателей привлекли к ответственности по статьям, которые формально не являются «трудовыми», замечает Гривцов: «Например, ст. 159 УК («Мошенничество») или ст. 160 УК («Растрата»). Но для этого заявление сотрудника должно содержать конкретные сведения о том, что похитил топ-менеджер или какой имущественный вред предприятию причинил. Китсинг объясняет, что жалуются в правоохранительные органы на своих начальников, как правило, бывшие работники этой фирмы, которых некорректно уволили: «Для того, чтобы «восстановить справедливость». Юрист предупреждает, что на практике были случаи, когда при уходе сотрудники копировали всю информацию о финансово-хозяйственной деятельности компании и передавали ее либо конкурентам организации, либо правоохранителям.

Сергей Токарев, бывший следователь, а сейчас партнёр АБ «Торн», считает, что работодателю можно защититься от подобных ситуаций только одним способом – вовремя выплачивать подчиненным все вознаграждения, не рассчитывая на лояльность коллектива. Китсинг добавляет, что увольнять работников нужно корректно и легитимно. По его словам, если не получается расстаться с подчиненными «полюбовно», то стоит использовать инструменты, которые дают режим коммерческой тайны. Тогда сотрудников, которые передали внутреннюю информацию о деятельности фирмы конкурентам или силовикам, можно будет привлечь по ст. 183 УК («Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну»). Наказание по этой статье предусматривает до семи лет лишения свободы.

Немного о конфискации…

Я прочитал недавно принятое Верховным Судом РФ постановление Пленума от 14 июня 2018 г. № 17 “О некоторых вопросах, связанных с применением конфискации имущества в уголовном судопроизводстве” и моё внимание привлёк абзац 3 пункта 2. Он гласит: «По смыслу пункта “б” части 1 статьи 104.1 УК РФ к имуществу, в которое было частично или полностью превращено или преобразовано имущество, полученное в результате совершения преступления, могут быть отнесены, например, новые объекты собственности, возникшие в результате реконструкции недвижимого имущества, приобретенного преступным путем». Причём из этого разъяснения не сделано никаких изъятий. Достаточно того, что при создании нового объекта в какой-то мере будет использован старый объект, подлежащий конфискации. Например, к помещению площадью 5 тысяч будет присоединено 20-метровое помещение, и – вуаля! – можно конфисковать всё!

Подобная ситуация уже была предметом обсуждения в Постановлении Конституционного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. № 26-П “По делу о проверке конституционности подпункта 8 пункта 2 статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 17 Федерального закона “О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам” в связи с запросом Верховного суда Республики Башкортостан”. Причём там Судом было дано такое толкование, которое позволяет не конфисковать имущество, если незначительна сумма, в отношении которой нет подтверждения законности происхождения средств, использованных при приобретении данного имущества (см. п. 1 резолютивной части Постановления от 29 ноября 2016 г. № 26-П).

Мне уже приходилось критиковать Постановление от 29 ноября 2016 г. № 26-П за то, что оно дозволяет конфисковывать имущество, если оно приобретено на неподверждённые доходы, составляющие значительную часть суммы, вместо изъятия этой части, с сохранением честно заработанного за наказанным лицом. Но оно содержало хотя бы минимальные ограничения конфискации. А в постановлении № 17 вообще никаких ограничений нет. Возможно, разница состоит в том, что в нём даются разъяснения по вопросам уголовной конфискации, по идее более строгой. Однако несправедливость ситуации от этого не меняется: в обоих случаях конфисковывается то, что законно и обоснованно принадлежит конкретному лицу.

И тут мне стало ясно, что дело не только и не столько в разъяснениях, которые не учитывают всех нюансов конфискации, а в том, что сама норма пункта “б” части 1 статьи 104.1 УК РФ является неграмотно сформулированной, грубой. К тому же она не учитывает те подходы, которые на протяжении столетий, даже тысячелетий вырабатывало гражданское право. Проблема тождества вещей решалась в нём исходя из признания того, насколько существенны внесенные изменения, с одной стороны, и всегда сопровождалась компенсацией (возмещением), если кто-то получил больше того, что ему причиталось, с другой стороны. Право подчас не может с арифметической точностью распределять ценности между лицами. Присуждая конкретному лицу больше, чем ему причитается, приходится возлагать на него выплату разницы. И государство в этом смысле не исключение.

Статья 104.1. Конфискация имущества

«Конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора следующего имущества:

б) денег, ценностей и иного имущества, в которые имущество, полученное в результате совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями, указанными в пункте «а» настоящей части, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;».

Конфискация в уголовном праве, будучи наказанием, может игнорировать справедливое распределение ценностей, но лишь при изъятии имущества, в том числе честно заработанного, у самого преступника, а не у третьего лица. Третье лицо не совершало преступления, а значит, при конфискации нельзя забирать без компенсации ту часть, которая принадлежит ему (заработана им) на законном основании. Конечно, могут быть высказаны возражения, что в данном случае конфискация лишается смысла: получая ненужную вещь в собственность, государству придётся еще приплатить. Зато справедливость восторжествует, к тому же вместо конфискации можно применять изъятие у третьего лица части стоимости имущества.

В конце-концов, допускает же УК «конфискацию денежных средств», если невозможно конфисковать саму вещь (ст. 104.2), при всей странности этого термина с точки зрения гражданского права. Значит, концепция справедливого распределения ценностей уголовному праву всё-таки знакома! И взыскивать вместо конфискации вещи только часть её стоимости, полученную в результате преступления, в принципе, возможно. Как возможно и обратное: конфисковывать вещь, присуждая государство к выплате компенсации! Просто нужно закрепить в законе правила, согласно которым это будет производиться.

При написании этого материала я прочитал пост П.А. Скобликова с резкой критикой других положений постановления Пленума от 14 июня 2018 г. № 17, которые содержат расширительное толкование норм о конфискации. Рекомендую его прочитать цивилистам, почерпнёте много нового… А вообще нормы УК и других законов о конфискации давно подлежат решительной ревизии с целью согласования их с нормами гражданского права о собственности, возмещении убытков и неосновательном обогащении.

Программа «60 минут»

Новости В мире

Началась конфискация имущества экс-главы предвыборного штаба Трампа

У бывшего главы предвыборного штаба Дональда Трампа Пола Манафорта начали конфисковывать недвижимость. Речь идет о домах и квартирах в наиболее престижных районах города Нью-Йорка и штата Нью-Йорк. Кроме того, помощники спецпрокурора США Роберта Мюллера должны конфисковать минимум три банковских счета и один страховой полис Манафорта. Процедура началась в минувшую пятницу, 5 октября.

Как сообщает ТАСС со ссылкой на американские СМИ, у Манафорта отберут прежде всего квартиру в небоскребе «Трамп тауэр» на Пятой авеню, которая оценивается в 3 миллиона долларов. Еще два принадлежащих Манафорту объекта недвижимости в районе Сохо Манхэттена оцениваются в 4,1 миллиона и 3,1 миллиона долларов. А еще у бывшего главы предвыборного штаба Трампа есть большой дом в Хэмптонс (Лонг-Айленд) стоимостью 7,3 миллиона долларов.

При этом семья Манафорта может продолжать жить в ее домах в штатах Флорида и Вирджиния.

Спецпрокурор США Мюллер расследует приписываемое РФ вмешательство в американские выборы 2016 года. Манафорт заключил с ним сделку о сотрудничестве 14 сентября. Он также признал себя виновным в сговоре против США и с целью препятствовать правосудию. После этого судья заявил, что Манафорту грозит до десяти лет лишения свободы.

Популярное:

  • Статьи в ук рф о терроризме Статья 205. Террористический акт Информация об изменениях: Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ в наименование статьи 205 внесены изменения О некоторых вопросах судебной […]
  • Продажа из под залога банка Разрешение на продажу квартиры из под залога Разрешение на продажу квартиры из под залога Площадь: 193 кв. м. Цена: 10801878 руб. ЦИАН - блоги риэлторов - Продажа квартиры из-под залога. […]
  • Макет административного правонарушения Макет дела об административном правонарушении по ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ ОТДЕЛ ПОЛИЦИИ № 4 УМВД РОССИИ (орган внутренних дел) (населенный пункт нахождения данного органа) МАКЕТ ДЕЛА […]
  • Закон о приватизации общежитие Закон Украины "О приватизации государственного жилищного фонда" Закон о приватизации определяет правовые основы приватизации государственного жилищного фонда, его дальнейшего использования […]
  • Закон о защите прав потребителей от 2012 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 […]
  • Контрабанда наркотиков в особо крупном размере Контрабанда наркотиков: путешествие с запрещённым грузом Торговля наркотиками – один из видов всемирного преступного бизнеса. Дельцы такого рода постоянно сталкиваются с необходимостью […]
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.