Ст 105 косвенный умысел

Комментарии к СТ 105 УК РФ

Статья 105 УК РФ. Убийство

Комментарий к статье 105 УК РФ:

1. В Конституции РФ провозглашается, что высшей ценностью общества и государства являются личность, человек, его права и свободы (ст. 2 Конституции РФ). Исходя из этого, одной из важнейших задач УК РФ является охрана личности от преступных посягательств. Личность рассматривается как единство биологических и социальных качеств и признаков человека. Это совокупное понятие характеризует родовой объект преступлений (выделенных в этом разделе УК). Законодатель группирует составы преступлений против личности с учетом видового объекта (который отражается в названии главы указанного раздела УК). Жизнь и здоровье человека являются наиболее важными объектами уголовно-правовой охраны. В данном случае жизнь и здоровье понимаются как биологические признаки, позволяющие человеку существовать в природе и нормально развиваться. За посягательства на эти ценности, невосполнимые качества личности законодатель установил самые суровые санкции: длительные сроки лишения свободы, пожизненное лишение свободы, исключительную меру наказания — смертную казнь.

2. Под преступлениями против жизни и здоровья следует понимать общественно опасные деяния, запрещенные уголовным законом под угрозой наказания и посягающие на жизнь человека или причиняющие вред его здоровью. Наиболее опасными преступлениями в данной главе признаются убийства. Но их классификация позволяет выделять простое убийство (ч. 1 ст. 105 УК), убийство с отягчающими обстоятельствами (ч. 2 ст. 105) и привилегированное убийство (убийства, совершенные при смягчающих обстоятельствах — ст. ст. 106 — 108)). Ранее в уголовном законе выделялось и убийство по неосторожности. Однако УК РФ 1996 г. отказался от понятия неосторожного убийства, в связи с чем под убийством в настоящее время понимается умышленное причинение смерти другому человеку.

3. Объектом преступления признается жизнь другого человека. Жизнь человека — это совокупность биологических и социальных факторов, которые дают возможность существовать человеку в природе и в обществе себе подобных. Началом жизни с точки зрения уголовного права признается рождение ребенка, который может самостоятельно осуществлять функцию дыхания. Наступлением смерти принято считать окончательное прекращение деятельности мозга в связи с распадом клеток центральной нервной системы (биологическая смерть). Такой подход к моменту начала жизни и ее окончания позволяет квалифицировать сознательное умерщвление плода ребенка в утробе матери не как убийство, а как криминальный аборт. С другой стороны, посягательство на мертвого ребенка, который ошибочно принят за живого, следует оценивать по правилам фактической ошибки как покушение на убийство. Фигура потерпевшего имеет большое значение для оценки противоправных действий. Человек должен быть живым и другим, то есть покушение на собственную жизнь не образует состава убийства. Следует заметить, что уголовный закон охраняет жизнь любого человека независимо от его возраста, физических и социальных признаков, моральных качеств. Но в ряде случаев признаки потерпевшего имеют определяющее значение для квалификации: речь идет о жертвах преступлений, которых законодатель наделил специфическими признаками по полу, возрасту, должностному положению и т.д.

Все убийства признаются деяниями с материальным составом, т.е. для признания преступления оконченным необходимо наступление общественно опасных последствий. В данном случае имеется в виду наступление смерти человека.

4. С объективной стороны убийство может быть совершено как путем действия, так и путем бездействия. Чаще всего это активные действия, нарушающие анатомическую целостность жизненно важных органов человека (проникающее ножевое ранение, огнестрельное ранение, утопление, удушение, отравление ядом и т.п.). Путем бездействия убийство может иметь место только в случаях, когда виновный был обязан заботиться о потерпевшем или должен был и мог предотвратить наступление смерти. Обязательный признак объективной стороны — наступление смерти. Не имеет значения для квалификации время наступления смерти. Важно установить наличие причинной связи между деянием и наступившей смертью. На квалификацию в некоторых случаях влияют факультативные признаки объективной стороны — место, способ и обстановка совершения преступления.

5. Субъективная сторона убийства характеризуется только умышленной формой вины. Умысел может быть и прямой, и косвенный. Виновный сознает, что лишает жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает, либо сознательно допускает наступление смерти, либо безразлично относится к такому результату.
Кроме того, квалификация убийства очень часто зависит от направленности умысла (особенно при так называемых фактических ошибках). Покушение на убийство возможно только с прямым умыслом, т.к. все действия виновного свидетельствуют о том, что он предвидел наступление смерти, желал этого, но смерть не наступила по причинам, не зависящим от его воли. При этом дополнительной квалификации по фактически наступившим для потерпевшего последствиям не требуется. Мотивы и цели преступления в ряде случаев являются обязательными признаками и имеют решающее значение для оценки деяния (например, убийство из хулиганских побуждений, убийство из корыстных побуждений и т.д.).

6. Субъект преступлений данного вида — физическое, вменяемое лицо, достигшее установленного законом возраста (по ст. 105 — 14 лет, по остальным статьям, предусматривающим ответственность за убийство — с 16 лет).
Под «простым» убийством теория и практика подразумевают убийство из ревности, из мести на почве личных неприязненных отношений, убийство в ссоре или драке (при отсутствии хулиганских мотивов), из трусости, из зависти, из сострадания к безнадежно больному или с его согласия. Иначе говоря, по ч. 1 ст. 105 УК квалифицируются убийства без смягчающих и отягчающих обстоятельств, указанных в уголовном законе. Убийством признается и лишение жизни человека с его согласия. Эвтаназия, т.е. процесс умерщвления безнадежно больных людей по их просьбе, по нашему законодательству недопустима и приравнивается к убийству.
Для правильной квалификации убийств определяющее значение имеют разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в Постановлении от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (с изменениями, внесенными Постановлениями Пленума от 6 февраля 2007 г. N 7, от 3 апреля 2008 г. N 4 и от 3 декабря 2009 г. N 27). В большей части судебное толкование касается так называемого квалифицированного убийства (ч. 2 ст. 105 УК). Следует подчеркнуть, что перечень квалифицирующих признаков является закрытым и не подлежит расширительному толкованию. Вместе с тем убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных двумя и более пунктами ч. 2 ст. 105 УК, должно квалифицироваться по всем этим пунктам.

7. В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по пункту «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам части 2 данной статьи, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден.
Убийство же одного человека и покушение на жизнь другого не могут рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух или более лиц. Так как умысел виновного не был до конца реализован по не зависящим от его воли причинам, содеянное следует квалифицировать по ч. ч. 1 или 2 ст. 105 и ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК. Если виновный, желая причинить смерть одному человеку, не доводит свой замысел до конца (промахивается при стрельбе) и неумышленно причиняет вред другому человеку (за исключением случаев терроризма и стрельбы в многолюдных местах), то его действия также образуют идеальную совокупность преступлений — ч. ч. 1 или 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 109 УК. Убийство двух или более лиц в состоянии аффекта, при превышении пределов необходимой обороны или при превышении мер, необходимых для задержания, квалифицируется по другим статьям УК (ст. ст. 107 и 108 соответственно). По нашему мнению, убийство двух или более лиц с точки зрения субъективной стороны может быть совершено только с прямым умыслом.

8. Как убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК) следует квалифицировать убийство, совершенное с целью воспрепятствования правомерной деятельности потерпевшего по выполнению им своего служебного либо общественного долга, а также по мотивам мести за такую деятельность. Под служебной деятельностью судебная практика понимает любую деятельность потерпевшего, входящую в круг его служебных обязанностей, вытекающих из трудового договора с государственными, общественными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству. Выполнением общественного долга следует признавать осуществление гражданами как специально возложенных на них обязанностей, так и совершение другой полезной деятельности (депутаты, общественные контролеры, члены органов самоуправления, лица, выступающие в качестве свидетелей, и т.п.). Необходимо отметить, что действия указанных лиц должны быть законными. Закон одинаково защищает как самого потерпевшего, осуществляющего служебную деятельность или выполняющего общественный долг, так и его близких. К близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

Данное убийство следует отличать от убийства государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ), лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК), сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК), а также от геноцида (ст. 357 УК). Данные составы преступлений выделены законодателем в отдельные нормы (специальные), а по правилам квалификации при конкуренции общей и специальной нормы действует специальная норма. Главный признак, который необходимо доказать при квалификации по п. «б», — либо цель воспрепятствования правомерной деятельности, либо месть за такую деятельность. Учитывая данное обстоятельство, можно утверждать, что такое убийство может быть совершено только с прямым конкретизированным умыслом.

9. Убийство малолетнего означает умышленное причинение смерти лицу, не достигшему 14-летнего возраста. При убийстве лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженном с похищением человека (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК), необходимо помнить следующее. Судебная практика под беспомощным понимает состояние, при котором потерпевший не может понимать характера и значения совершаемых с ним действий (малолетство, физические или психические недостатки, иное болезненное или бессознательное состояние) или не может оказать сопротивления виновному, и последний сознает, что потерпевший находится в таком состоянии. При этом не имеет значения, привел ли потерпевшего в такое состояние сам виновный (алкоголь, наркотики, снотворное, гипноз) или потерпевший уже находился в этом состоянии. Вместе с тем свойство и характер действия на организм лекарственных препаратов, наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ могут быть установлены соответствующим экспертом, заключение которого необходимо учитывать при оценке действий виновного. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

Убийство, сопряженное с похищением человека, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 105 и ст. 126 УК, так как эти преступления имеют самостоятельный состав. Следует помнить, что смерть в данном случае может причиняться не только похищенному, но и другим лицам в связи с похищением. Важно доказать, что умысел виновного охватывал причинение смерти потерпевшему. Если умысел на убийство доказать не представляется возможным, то в ряде случаев действия виновного следует квалифицировать по ч. 3 ст. 126 УК соответственно (субъективная сторона будет характеризоваться двойной формой вины — умыслом, направленным на захват или похищение, и неосторожностью по отношению к наступившей смерти потерпевшего).

10. Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК), особо выделяется потому, что, лишая жизни беременную женщину, виновный уничтожает и возможность жизни плода, т.е. будущего человека. Для квалификации не имеет значения срок беременности. С объективной стороны преступление выражается в лишении жизни женщины, находящейся в любой стадии беременности. Заведомость означает, что виновному заранее было достоверно известно о беременности женщины.
Интересен вопрос о квалификации действий виновного, который ошибается относительно факта беременности потерпевшей. Фактически убийство другого человека совершается, но умысел был направлен на убийство беременной женщины. По нашему мнению, действия виновного в данном случае следует квалифицировать по правилам идеальной совокупности как оконченное убийство и покушение на квалифицированное убийство — ч. ч. 1 или 2 (если установлены иные отягчающие обстоятельства) ст. ст. 105 и 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК. Данное преступление, учитывая характер деяния, может быть совершено только с прямым умыслом.

11. Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК) свидетельствует о жестокости преступника. Но для указанного признака необходимо выявить особые обстоятельства, характеризующие убийство как исключительно жестокое. Эти обстоятельства должны быть, с одной стороны, связаны со способом совершения преступления, а с другой — охватываться умыслом виновного. В теории и практике под особой жестокостью понимаются случаи, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему умышленно применялись пытки, истязания либо ему причинялись особые страдания путем нанесения большого количества телесных повреждений или использования мучительно действующего яда, сожжения заживо, длительного лишения пищи, воды. Например, по уголовному делу об убийстве Воловик было установлено, что подсудимый С. нанес ей 23 ножевых ранения в жизненно важные органы, причинив множественные проникающие колото-резаные раны груди и живота с повреждением печени, легкого, почки и желудка и многие другие повреждения. Тамбовский областной суд обоснованно признал его виновным в убийстве с особой жестокостью. Особая жестокость может выражаться также в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания. Вместе с тем уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может рассматриваться как убийство, совершенное с особой жестокостью. Глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 105 и по ст. 244 УК, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших.
Необходимо подчеркнуть, что особая жестокость — это юридическое понятие, а не медицинское. Оценивают данное понятие следственные органы и суд. Убийства такого рода могут совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом.

12. Главная особенность убийства, совершенного общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК), заключается в том, что виновным сознательно выбран такой способ, при котором создается реальная угроза для жизни других лиц. Если следовать разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, то достаточно угрозы гибели хотя бы одного человека (кроме потерпевшего). При этом угроза должна быть действительной, а не мнимой и предполагаемой.
Такие способы известны судебной практике: взрыв, поджог, затопление, обвал, разрушение жилых строений, выстрелы в толпу, отравление воды и пищи, удушение газом, применение иных источников повышенной опасности. Важно, чтобы умысел виновного охватывал угрозу причинения смерти другим лицам. В случае причинения вреда здоровью других лиц действия виновного следует квалифицировать по совокупности с другими преступлениями, предусматривающими ответственность за умышленное причинение вреда здоровью, а при причинении смерти другим лицам — по совокупности с п. «а» ч. 2 ст. 105 УК. Когда убийство таким способом сопряжено с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с уничтожением или повреждением лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд, содеянное следует квалифицировать также по ч. 2 ст. 167 или ч. 2 ст. 261 УК.

13. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК), совершается с использованием различных форм соучастия, признаки которых раскрываются в ст. 35 УК. Как любое соучастие, здесь предполагается умышленное участие двух и более лиц в лишении жизни другого человека. По разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, в качестве исполнителей преступления следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего.
Убийство, совершенное группой лиц, признается в том случае, если в его совершении совместно участвовали два и более исполнителя без предварительного сговора. Если в преступлении участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном убийстве, это означает, что все они соисполнители и действовали по предварительному сговору группой лиц. Если при совершении преступления роли были распределены и в убийстве наряду с исполнителем участвовали организатор, подстрекатель или пособник, то действия последних квалифицируются по ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК (если они одновременно не являлись соисполнителями убийства), а действия исполнителя — без ссылки на ст. 33 УК. Под убийством, совершенным организованной группой, следует понимать преступление, совершенное устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. В связи с этим Пленум Верховного суда разъяснил, что действия всех участников организованной группы, совершившей убийство, независимо от их роли в преступлении, следует квалифицировать как соисполнительство, т.е. без ссылки на ст. 33 УК. Подобное преступление может быть совершено с прямым умыслом, причем заранее обдуманным. Исключение составляет убийство, совершенное простой группой без предварительного сговора. В этом случае возможен как прямой, так и косвенный умысел.

14. Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК), характеризуется рядом особенностей. Корыстные побуждения характеризуются стремлением к незаконному обогащению за счет нарушения чужих прав и интересов. Как убийство из корыстных побуждений надлежит квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц за счет имущества убитого (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и т.п.). Данное разъяснение позволяет говорить о том, что такое убийство может быть совершено как путем активных действий, так и в форме бездействия (когда человек по малолетству, дряхлости или тяжелой болезни не может обеспечить себя питанием и другими средствами, необходимыми для поддержания жизни, и в результате бездействия виновного погибает). Следует иметь в виду, что убийство, совершенное по тем или иным мотивам, не может рассматриваться как совершенное из корыстных побуждений, если те появились после совершения убийства. Точно так же не является убийством из корыстных побуждений убийство, совершенное в связи с неуплатой потерпевшим долга или за невыполнение каких-либо имущественных обязанностей. Как правило, в данном случае мотивом преступления является месть.

Как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. В настоящее время это касается «заказных» убийств. Хотя в определенной степени это усложненный вид корыстного убийства — виновный соглашается за определенное вознаграждение, получаемое от заказчика, лишить жизни другого человека. Если заказчик действует из корыстных побуждений, то его действия, на наш взгляд, необходимо квалифицировать по совокупности — как организатора корыстного убийства и убийства по найму.
Если убийство совершено при разбойном нападении либо сопряжено с вымогательством или бандитизмом, действия виновного надлежит квалифицировать по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст. ст. 162, 163 и 109 УК соответственно. Об этом неоднократно указывал Пленум Верховного Суда РФ, поясняя, что виновный в данном случае совершает два самостоятельных преступления.
Как представляется, убийство из корыстных побуждений или по найму может быть совершено только с прямым умыслом, а подобные деяния, сопряженные с разбоем, вымогательством или бандитизмом, могут совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом.

15. В п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК выделен самостоятельный вид квалифицированного преступления: убийство по мотиву кровной мести. По сути, это выделение признака из более общего, ранее предусмотренного в п. «л» части второй ст. 105 УК, который также претерпел изменение. Следует согласиться с решением законодателя о выделении кровной мести в самостоятельный квалифицирующий признак убийства. Действительно, не совсем верно уравнивать экстремистские мотивы совершения убийства и мотив кровной мести.

Кровная месть известна с древнейших времен и распространена среди многих племен земного шара. Как древнейший родовой обычай кровная месть была известна и сохраняется в нескольких республиках Северного Кавказа. По древним обычаям за убийство мстили родственники убитого самому убийце или одному из ближайших родственников, на кого «падала» кровная месть. За увечье или ранение причинивший их сам подвергался увечью или ранению со стороны потерпевшего. Мстить убийце своего родственника было священным долгом. Не исполнивший этот долг навлекал позор не только на себя, но и на весь свой род, каждый вправе был обидеть и оскорбить его. Ислам, став господствующей религией в республиках Северного Кавказа, на Ближнем и Среднем Востоке, освятил и узаконил этот обычай, закрепив его в мусульманском праве (шариате).

Общественная опасность данного преступления состоит в том, что виновный посягает на жизнь другого человека и на исключительное право государства на осуществление правосудия. За убийство, совершенное женщиной, кровная месть «падает» на ее мужа, брата, иных родственников мужского рода. Данное убийство может быть совершено только с прямым умыслом. Косвенный умысел исключается. Поскольку обычай кровной мести требует оплатить за смерть смертью, то ни к какому иному результату при осуществлении мести субъект не стремится, другого исхода не допускает — он желает только смерти обидчика, которую предвидит, сознавая общественно опасный характер своих действий. Правы те специалисты, которые указывают на то, что в отличие от простого убийства из мести при убийстве по мотиву кровной мести виновный руководствуется не столько чувством личной неприязни к потерпевшему, сколько стремлением соблюсти обычай, дабы не подвергнуть позору себя и свой род.

Данное преступление с обострением отношений в республиках Северного Кавказа стало встречаться значительно чаще, опасность его возросла с увеличением реальных и потенциальных потерпевших. Субъектом убийства на почве кровной мести может быть только лицо, принадлежащее к этой национальности или этнической группе, где существует обычай кровной мести. Важное значение для квалификации имеет и личность потерпевшего. Им может быть представитель иной национальности либо иного вероисповедания или лицо, принадлежащее к той же национальности, расе, что и виновный.

16. Убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК) совершается на почве явного неуважения к обществу, грубого нарушения правил общежития и норм морали, когда поведение виновного являлось открытым вызовом общественному порядку и было обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, показать свое пренебрежительное к ним отношение. Чаще всего такое убийство следует за актом хулиганства, как правило, с использованием незначительного повода как предлога для убийства. Необходимо установить, что умысел виновного охватывал посягательство не только на жизнь человека, но и на общественный порядок. Неустановление мотивов убийства не является основанием для квалификации преступления как совершенного из хулиганских побуждений. Вместе с тем умышленное убийство, совершенное из ревности, мести и других побуждений, возникших на почве личных неприязненных отношений, не должно квалифицироваться по указанному пункту.
Необходимо отграничивать данный вид убийства от убийства в ссоре или в драке. При этом важно выяснить, кто явился инициатором ссоры или драки и не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, если зачинщиком ссоры или драки был потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его неправомерное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений. Обязательным признаком объективной стороны является место совершения преступления и публичность действий виновного. Субъект может действовать с прямым умыслом, но чаще умысел бывает косвенным, который характеризуется безразличным отношением к наступившим последствиям.

17. При убийстве с целью скрыть другое преступление (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК) или облегчить его совершение необходимо установить конкретную цель убийства. Не требуется, чтобы виновный в результате убийства достиг указанной цели, достаточно установить сам факт ее наличия перед убийством. Вместе с тем преступление, совершение которого облегчалось или скрывалось с помощью убийства, подлежит самостоятельной квалификации.
Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, по разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, следует понимать убийство в процессе изнасилования или с целью скрыть его, а также по мотивам мести за оказанное сопротивление. Речь идет о двух самостоятельных преступлениях, поэтому действия виновного следует квалифицировать по совокупности (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК и в зависимости от конкретных обстоятельств по соответствующим частям и пунктам ст. ст. 131 или 132).

18. В последнее время участились факты совершения различных преступлений по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Увеличилось число убийств, совершаемых по подобным мотивам. 6 июля 2007 г. Государственная Дума приняла Федеральный закон N 211-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму», который был 11 июля одобрен Советом Федерации и 24 июля 2007 г. подписан Президентом Российской Федерации. В соответствии с этим Законом в Уголовный кодекс РФ внесен ряд дополнений и изменений, касающихся совершения различных преступлений по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (речь идет об экстремистских мотивах). Согласно этим изменениям можно сделать вывод о том, что повышенной степенью опасности обладает и деяние, совершенное по мотиву политической, идеологической ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Таким образом, мотивы действий виновного с редакционной точки зрения приведены в соответствие с диспозициями ст. ст. 282 и 282.1 УК, которые данный мотив включают в состав более общего преступления, связанного с экстремизмом.

В соответствии со ст. ст. 282 и 282.1 УК сами по себе действия, направленные на возбуждение политической, идеологической, национальной, расовой или религиозной вражды, являются самостоятельными преступлениями. Но при убийстве по аналогичному мотиву, по нашему мнению, совокупность преступлений отсутствует. Данный вид убийства, предусмотренный п. «л» ч. 2 ст. 105 УК, свидетельствует о ненависти или вражде к лицам «иного рода» и «племени», целью которого является возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, демонстрация превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к национальной или расовой принадлежности, к религии.
Законодатель к числу обязательных признаков данного вида убийства относит специальный мотив — нетерпимость людей к другой национальности или расе, представителям другой религии. Это преступление может быть совершено в результате сложившихся конфликтных отношений между виновным и потерпевшим на почве ненависти к лицам другой национальности, расы, к представителям другой религии. Но это не обязательно. Такое убийство может быть совершено, например, в процессе массовых беспорядков и т.п.
Убийство по мотиву политической или идеологической ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы в части новелл уголовного закона характеризуется оценочными признаками. Для правильной квалификации подобных действий следует ориентироваться на разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в Постановлении от 28 июня 2011 года N 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности».

19. Убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК) будет считаться оконченным независимо от того, использовал ли виновный органы и ткани потерпевшего. В специальной литературе распространено мнение, что органы и ткани убитого используются для трансплантации в качестве донорского материала. Но законодатель ведет речь не только о трансплантации, а вообще об использовании органов и тканей для различных целей: использование в промышленности, каннибализм, глумление над трупом и т.п. Если при совершении данного убийства виновный руководствовался корыстными мотивами, то его действия необходимо квалифицировать по совокупности: п. п. «з» и «м» ч. 2 ст. 105 УК. С учетом выделенной законодателем специальной цели это убийство может совершаться только с прямым, заранее обдуманным умыслом.

20. С учетом судебного толкования необходимо правильно квалифицировать различные варианты убийств. Действия должностного лица, совершившего убийство при превышении должностных полномочий, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 или 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 286 УК РФ. Аналогично по совокупности с ч. 2 ст. 203 УК РФ должны квалифицироваться действия руководителя или служащего частной охранной или детективной службы, совершившего убийство при превышении полномочий, предоставленных ему в соответствии с лицензией, вопреки задачам своей деятельности. Убийство сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей либо осужденного с целью воспрепятствовать его исправлению или из мести за исполнение им общественной обязанности, совершенное лицом, отбывающим наказание в виде лишения свободы или содержащимся под стражей, надлежит квалифицировать, помимо соответствующей части ст. 105 УК РФ, по ст. 321 УК РФ, предусматривающей ответственность за дезорганизацию нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.

27 Прямой и косвенный умысел их разграничение.

Умысел и его виды

Умысел — это наиболее распространенная в законе и на практике форма вины. Из каждых десяти преступлений девять совершается умышленно. В ст. 25 УК впервые законодательно закреплено деление умысла на прямой и косвенный.

Правильное установление вида умысла имеет разноплановое юридическое значение. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» подчеркнул, что при назначении наказания в числе прочих обстоятельств суды обязаны учитывать вид умысла, мотив и цель преступления .

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК).

Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидение его общественно опасных последствий характеризуют процессы, протекающие в сфере сознания, и поэтому образуют интеллектуальный элемент прямого умысла, а желание наступления указанных последствий относится к волевой сфере психической деятельности и составляет волевой элемент прямого умысла.

Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния означает понимание его фактического содержания и общественного значения. Оно включает представление о характере тех благ, на которые совершается посягательство, т.е. об объекте преступления, о содержании действия (бездействия), посредством которого осуществляется посягательство, а также о тех фактических обстоятельствах (время, место, способ, обстановка), при которых происходит преступление. Отражение всех этих компонентов в сознании виновного дает ему возможность осознать объективную направленность деяния на определенные социальные блага, его вредность для системы существующих в стране общественных отношений, т.е. его общественную опасность. Осознание общественной опасности деяния не требует специального доказывания по каждому конкретному делу, поскольку способность сознавать социальное значение своих поступков присуща каждому человеку на основе его жизненного опыта и приобретенных знаний.

Осознание общественной опасности деяния не следует отождествлять с осознанием его противоправности, т.е. запрещенности уголовным законом. В подавляющем большинстве случаев лица, совершающие умышленные преступления, осознают их противоправность. Однако УК не включает осознание противоправности совершаемого деяния в содержание этой формы вины, поэтому преступление может быть признано умышленным и в тех (весьма редких) случаях, когда противоправность совершенного деяния не осознавалась виновным.

Предвидение — этоотражение в сознании тех событий, которые обязательно произойдут, должны или могут произойти в будущем. Поэтому под предвидением общественно опасных последствий следует понимать мысленное представление виновного о том вреде, который причинит или может причинить его деяние общественным отношениям, поставленным под защиту уголовного закона. При прямом умысле предвидение включает, во-первых, представление о фактическом содержании предстоящих изменений в объекте посягательства, во-вторых, понимание их социального значения, т.е. вредности для общества, в-третьих, осознание причинно-следственной зависимости между действием или бездействием и общественно опасными последствиями (хотя опережающее сознание субъекта отражает не все детали, а лишь общий характер причинно-следственной зависимости).

В одном из определений Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что осуждение Ф. за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью является необоснованным, поскольку обстоятельства совершения преступления не позволяют утверждать, будто Ф. предвидела, что в результате ее действий потерпевшая упадет и получит закрытый перелом шейки левого бедра со смещением, поэтому квалификация деяния как умышленного преступления исключается . В данном случае Ф. не осознавала причинно-следственной зависимости между своими действиями и причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и не предвидела такого последствия, поэтому прямой, да и вообще умысел, исключается.

В соответствии с законом (ч. 2 ст. 25 УК) прямой умысел характеризуется, в частности, предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий. Интеллектуальный элемент этого вида умысла включает, как правило, предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий. Лицо, намеренное причинить определенные последствия, убеждено в реальном осуществлении своих намерений, оно опережающим сознанием отражает общественно опасные последствия в идеальной форме, т.е. видит их как уже наступившие, и, следовательно, представляет их себе как неизбежные. Лишь в отдельных случаях совершения преступления с прямым умыслом общественно опасные последствия предвидятся не как неизбежные, а лишь как реально возможные. Такая ситуация складывается, если избранный виновным способ осуществления преступления объективно способен с примерно равной степенью вероятности вызывать разноплановые последствия. Например, выбрасывая малолетнего ребенка из окна третьего этажа многоэтажного дома, виновный понимает, что и смерть, и любой тяжести вред здоровью потерпевшего будут в зависимости от обстоятельств падения одинаково закономерным результатом этого преступления. В данном случае желаемое последствие (смерть) является закономерным, но не единственно возможным результатом совершенных действий, поэтому оно предвидится не как неизбежное, а как реально возможное последствие преступления.

Волевой элемент прямого умысла, характеризующий направленность воли субъекта, определяется в законе как желание наступления общественно опасных последствий.

Желание — это воля, мобилизованная на достижение цели, это стремление к определенному результату. Оно может иметь различные психологические оттенки. Желаемыми следует признавать не только те последствия, которые доставляют виновному внутреннее удовлетворение, но и те, которые при отрицательном эмоциональном отношении к ним виновного представляются ему тем не менее нужными или неизбежными на пути к удовлетворению потребности, ставшей побудительной причиной деяния, его мотивом. При прямом умысле желание заключается в стремлении к определенным последствиям, которые могут выступать для виновного в качестве: 1) конечной цели (убийство из ревности, мести), 2) промежуточного этапа (убийство с целью облегчить совершение другого преступления), 3) средства достижения цели (убийство с целью получения наследства), 4) необходимого сопутствующего элемента деяния .

Статья Питецкого В. «Сужение понятия косвенного умысла влечет ужесточение уголовной репрессии» включена в информационный банк согласно публикации — «Российская юстиция», N 5, 1999.

Отдельными авторами высказывается суждение, что для прямого умысла характерно представление об общественно опасных последствиях только как о конечной цели деяния или о средстве достижения конечной цели, а представление о последствиях как побочном результате действий виновного характерно только для косвенного умысла (см.: Питецкий В. Сужение понятия косвенного умысла влечет ужесточение репрессии // Российская юстиция. 1998. N 11. С. 49). Это мнение не соответствует законодательному описанию прямого и косвенного умысла в ст. 25 УК.

В законодательном определении прямого умысла, ориентированном на преступления с материальным составом, желание связывается только с общественно опасными последствиями, в которых воплощен вред, причиняемый объекту. Однако в российском законодательстве большинство преступлений имеют формальный состав, и последствия находятся за его пределами. В таких составах предметом желания являются сами общественно опасные действия (бездействие). Так, субъект клеветы, осознавая, что распространяемые им сведения порочат честь и достоинство другого лица или подрывают его репутацию и при этом являются заведомо ложными, желает распространить именно ложные и порочащие другое лицо измышления. Следовательно, при совершении преступлений с формальным составом предметом желания являются действия (бездействие), которые по своим объективным свойствам обладают признаком общественной опасности независимо от факта наступления вредных последствий.

Помимо содержания важным показателем прямого умысла является его направленность, которая во многих случаях определяет квалификацию умышленного преступления. Под направленностью умысла понимается мобилизация интеллектуальных и волевых усилий виновного на совершение деяния, посягающего на определенный объект, совершаемого определенным способом, причиняющего определенные последствия, характеризующегося наличием определенных отягчающих или смягчающих обстоятельств. Верховный Суд РФ, учитывая значение направленности умысла для квалификации преступлений, неоднократно подчеркивал необходимость ее установления по конкретным уголовным делам. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указывала, что деяние не является преступлением, если умысел лица «после приобретения маковой соломки был направлен на доставку ее к месту своего жительства для личного пользования» , что убийство может квалифицироваться как совершенное с особой жестокостью, если умысел виновного был направлен на причинение особых страданий близким потерпевшего , что убийство может квалифицироваться по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК только при условии, что умысел был направлен на лишение жизни именно двух лиц (смерть обоих охватывалась единым умыслом) , что хищение квалифицируется как кража или грабеж в зависимости от направленности умысла на изъятие имущества тайным или открытым способом .

Косвенный умысел в соответствии с законом (ч. 3 ст. 25 УК) имеет место, если лицо, совершившее преступление, осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, и хотя и не желало, но сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично.

Осознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле, по существу, не отличается от соответствующего элемента прямого умысла. Но характер предвидения общественно опасных последствий неодинаков при прямом и косвенном умысле.

Предвидение неизбежности наступления последствий означает наличие не косвенного, а прямого умысла. Невозможно говорить о нежелании причинить вредные последствия, если человек мобилизует свою волю на совершение действий, которые заведомо повлекут указанные последствия. Поэтому действующий УК связывает предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий исключительно с прямым умыслом, волевое содержание которого определено в законе как желание, чтобы указанные последствия наступили (ч. 2 ст. 25 УК).

Напротив, косвенному умыслу свойственно предвидение только возможности наступления общественно опасных последствий. При этом субъект предвидит возможность наступления таких последствий как реальную, т.е. считает их закономерным результатом развития причинной связи именно в данном конкретном случае. Косвенный умысел, да и вообще умысел, исключается, если субъект не распространяет возможность наступления вредных последствий на данный конкретный случай, т.е. осознает закономерность наступления таких последствий в других аналогичных случаях. Практика высших судебных органов страны связывает именно с косвенным умыслом предвидение лишь возможности наступления общественно опасных последствий .

Итак, интеллектуальный элемент косвенного умысла характеризуется осознанием общественной опасности совершаемого деяния и предвидением реальной возможности наступления общественно опасный последствий.

Волевой элемент косвенного умысла характеризуется в законе как отсутствие желания, но сознательное допущение общественно опасных последствий либо безразличное к ним отношение (ч. 3 ст. 25 УК). Сравнивая косвенный умысел с прямым, следует иметь в виду, что при косвенном умысле общественно опасное последствие — это чаще всего побочный продукт преступных действий виновного, направленных к достижению иной цели, находящейся за рамками данного состава преступления. Виновный не стремится причинить общественно опасные последствия. Однако подчеркнутое законодателем отсутствие желания причинить вредные последствия означает лишь отсутствие прямой заинтересованности в их наступлении, его нельзя понимать как нежелание указанных последствий, стремление избежать их наступления (активное нежелание). Было бы неверным утверждать, что лицо, действующее с косвенным умыслом, относится к общественно опасным последствиям отрицательно, стремится к их ненаступлению. На самом деле сознательное допущение означает, что виновный вызывает своими действиями определенную цепь событий и сознательно, т.е. осмысленно, намеренно, допускает развитие причинно-следственной цепи, приводящее к наступлению общественно опасных последствий. В отличие от нежелания — активного волевого процесса, связанного с отрицательным отношением к общественно опасным последствиям, сознательное допущение есть активное переживание, связанное с положительным волевым отношением к последствиям, при котором виновный заранее соглашается с наступлением общественно опасных последствий, готов принять их как плату за достижение конечной цели деяния. Содержание воли, проявляемое в сознательном допущении, довольно близко по своей психологической сущности к желанию. Именно положительное, одобрительное отношение к последствиям сближает сознательное допущение с желанием, делает их разновидностями волевого содержания одной и той же формы вины.

Волевое содержание косвенного умысла может проявиться и в безразличном отношении к наступлению общественно опасных последствий. Оно, по существу, мало чем отличается от сознательного допущения и означает отсутствие активных эмоциональных переживаний в связи с общественно опасными последствиями, реальная возможность наступления которых отражается опережающим сознанием виновного. В этом случае субъект причиняет вред общественным отношениям, что называется не задумываясь о последствиях совершаемого деяния, хотя возможность их причинения представляется ему весьма реальной.

Косвенный умысел фиксируется в законодательстве и встречается в реальной жизни значительно реже, чем прямой. Он невозможен при совершении преступлений с формальным составом, в преступлениях, состав которых включает специальную цель деяния, при покушении на преступление и приготовлении к преступлению, при сознании неизбежности наступления общественно опасных последствий, а также в действиях организатора, подстрекателя и пособника.

Прямой и косвенный умысел — эторазновидности одной и той же формы вины, поэтому между ними много общего. Интеллектуальный элемент обоих видов умысла характеризуется осознанием общественной опасности совершаемого деяния и предвидением его общественно опасных последствий. Общим для волевого элемента прямого и косвенного умысла является положительное, одобрительное отношение к наступлению предвидимых общественно опасных последствий. Тем не менее речь идет о различных видах умысла, каждый из которых имеет свои особенности.

Различие между прямым и косвенным умысломпо содержанию интеллектуального элемента состоит в неодинаковом характере предвидения последствий. Если прямой умысел характеризуется предвидением, как правило, неизбежности, а иногда реальной возможности наступления общественно опасных последствий, то косвенному умыслу присуще предвидение только реальной возможности наступления таких последствий. Но основное различие между прямым и косвенным умыслом заключается в том, что волевое отношение субъекта к последствиям проявляется в различных формах. Положительное отношение к ним при прямом умысле выражается в желании, а при косвенном умысле — в сознательном допущении либо в безразличном отношении.

Установление вида умысла очень важно для правильной квалификации преступления, что подтверждается многими примерами.

М. был осужден за покушение на убийство, совершенное при следующих обстоятельствах. Потерпевшая Ч., звеньевая совхоза, велела осужденному возвратить на ферму похищенные им два мешка комбикорма. Решив отомстить ей за это, М. пришел на ферму и нанес Ч. удар ножом в шею, а затем попытался нанести второе ранение, но из-за сопротивления со стороны потерпевшей второй удар получился слабым, а дальнейшие попытки были пресечены рабочими, подбежавшими на помощь Ч. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР переквалифицировала действия М. по ч. 1 ст. 108 УК 1960 г. исходя из того, что М., «нанеся удар ножом в шею потерпевшей и пытаясь ударить второй раз, сознавал общественно опасный характер своих действий, предвидел наступление смерти потерпевшей и сознательно допускал это», т.е. действовал с косвенным умыслом, а значит, деяние должно квалифицироваться по фактически наступившим последствиям. Не соглашаясь с таким выводом, Президиум Верховного Суда РСФСР отменил кассационное определение и указал, что при решении вопроса о содержании умысла виновного суд «должен исходить из совокупности всех обстоятельств преступления и учитывая, в частности, способы и орудие преступления, количество, характер и локализацию ранений и иных телесных повреждений (например, в жизненно важные органы человека), причины прекращения преступных действий виновного и т.д.» .

Конкретные обстоятельства совершения данного преступления:нанесение сильного удара ножом в шею (в часть тела, где расположены жизненно важные органы), попытка ударить вторично, не удавшаяся из-за активного сопротивления потерпевшей, пресечение дальнейшего посягательства с помощью посторонних лиц, а также предотвращение тяжких последствий благодаря своевременному оказанию медицинской помощи свидетельствуют в своей совокупности, что М. не только предвидел последствия в виде смерти потерпевшей, но и желал их наступления, т.е. действовал с прямым умыслом.

В преступлениях, совершаемых с прямым умыслом, сознание и воля виновного непосредственно направлены на совершение общественно опасного деяния и причинение вредных последствий. Поэтому общественная опасность таких преступлений обычно больше, чем преступлений, совершаемых с косвенным умыслом.

Подразделение умысла на прямой и косвенный, основанное на различиях в их психологическом содержании, помимо чисто теоретического, имеет немалое практическое значение. Строгое разграничение обоих видов умысла необходимо для правильного применения ряда уголовно-правовых институтов (приготовление, покушение, соучастие и др.), для квалификации преступлений, законодательное описание которых предполагает только прямой умысел, для определения степени вины, степени общественной опасности деяния и личности виновного, а также для индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Помимо подразделения умысла на виды в зависимости от особенностей их психологического содержания, теория и практика уголовного права знают и иные классификации видов умысла. Так, по моменту возникновения преступного намерения умысел подразделяется на заранее обдуманный и внезапно возникший.

Заранее обдуманный умысел характерентем, что намерение совершить преступление осуществляется через более или менее значительный промежуток времени после его возникновения. Во многих случаях заранее обдуманный умысел свидетельствует о настойчивости, а иногда и об изощренности субъекта в достижении преступных целей и, следовательно, заметно повышает общественную опасность как преступления, так и самого виновного. Но опасность деяния и его субъекта не всегда повышается при заранее обдуманном умысле. Сам по себе момент возникновения преступного намерения — обстоятельство в значительной мере случайное и, по сути, не может оказать существенного влияния на степень опасности деяния. Гораздо важнее те причины, по которым виновный реализовал свой замысел не сразу. Если это объясняется его нерешительностью, внутренними колебаниями, отрицательным эмоциональным отношением к преступлению и его результатам, то заранее возникший умысел ни в коей мере не опаснее, чем внезапно возникший. Но иногда разрыв во времени между возникновением и реализацией умысла обусловлен особой настойчивостью субъекта, который в это время готовит способы и средства для совершения деяния, обдумывает план осуществления преступного намерения, пути преодоления возможных препятствий, способы сокрытия преступления и т.д. Нередко заранее обдуманный умысел свидетельствует об особом коварстве виновного или об изощренности способов достижения преступной цели, которые могут проявляться в применении хитроумных ловушек для доверчивой жертвы, в использовании для достижения преступной цели других лиц, не осознающих своей роли в совершаемом преступлении, в применении взрывных устройств, замаскированных под безобидные предметы и срабатывающих при физическом контакте с ними, в использовании поддельных документов или формы работников милиции при мошенничестве и т.п. При таких обстоятельствах заранее обдуманный умысел повышает общественную опасность деяния и личности виновного, поэтому он опаснее внезапно возникшего умысла.

Внезапно возникшим является такой вид умысла, который реализуется в преступлении сразу же или через незначительный промежуток времени после его возникновения. Внезапно возникший умысел может быть простым или аффектированным.

Простым внезапно возникшим умыслом называется такой умысел, при котором намерение совершить преступление возникло у виновного в нормальном психическом состоянии и было реализовано сразу же или через незначительный промежуток времени после возникновения.

Аффектированный умысел характеризуетне столько момент, сколько психологический механизм возникновения намерения совершить преступление. Поводом к его возникновению являются неправомерные или аморальные действия потерпевшего в отношении виновного или его близких. Они внезапно вызывают у субъекта сильное эмоциональное волнение, существенно затрудняющее сознательный контроль над волевыми процессами. В преступлениях, совершенных с аффектированным умыслом, меньше проявляется антисоциальная установка личности, а больше — влияние ситуации как внешнего повода для совершения преступления. Этим и обусловлено смягчение наказания за преступление, совершенное с аффектированным умыслом.

По психологическому содержанию и заранее обдуманный, и внезапно возникший умысел может быть как прямым, так и косвенным.

В зависимости от степени определенности представлений субъекта о важнейших фактических и социальных свойствах совершаемого деяния умысел может быть определенным (конкретизированным) или неопределенным (неконкретизированным).

Определенный (конкретизированный) умыселхарактеризуется наличием у виновного конкретного представления о качественных и количественных показателях вреда, причиняемого деянием. Если у субъекта имеется четкое представление о каком-то одном индивидуально-определенном результате, умысел является простым определенным.

Альтернативный умысел — этотакая разновидность определенного умысла, при котором виновный предвидит примерно одинаковую возможность наступления двух или большего числа индивидуально-определенных последствий. Преступления, совершаемые с альтернативным умыслом, следует квалифицировать в зависимости от фактически причиненных последствий. Так, лицо, наносящее проникающее ножевое ранение в грудь, действует с альтернативным умыслом, если с равной долей вероятности предвидит любое из двух возможных последствий: смерть или тяжкий вред здоровью. Его действия должны квалифицироваться как умышленное причинение тех последствий, которые фактически наступили (если, разумеется, не было умысла именно на лишение жизни).

Неопределенный (неконкретизированный) умысел характеризуется тем, что у виновного имеется не индивидуально-определенное, а обобщенное представление об объективных свойствах деяния, т.е. он осознает только его видовые признаки. Например, нанося сильные удары ногами по голове, груди и животу, виновный предвидит, что в результате будет причинен вред здоровью потерпевшего, но не осознает степени тяжести этого вреда. Подобное преступление, как совершенное с неопределенным умыслом, следует квалифицировать как умышленное причинение того вреда здоровью, который фактически наступил.

Этот вид умысла можно проиллюстрировать следующим примером. Х. был осужден за покушение на умышленное убийство А. к шести годам лишения свободы. Рассматривая дело в кассационном порядке, суд второй инстанции переквалифицировал совершенное деяние на покушение на убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения и снизил наказание. Находя приговор и определение неправильными, заместитель Генерального прокурора принес на них протест в порядке надзора. Президиум Верховного Суда протест удовлетворил, указав следующее. Осужденный и потерпевший находились в дружеских отношениях, ссора между ними возникла случайно, и ее инициатором был потерпевший, который в процессе возникшей ссоры ударил Х. кулаком по переносице и ногой в пах. После этого Х. выхватил нож и нанес им потерпевшему два удара: один — в грудь, а второй — в спину, после чего драка прекратилась, и Х. не предпринимал никаких попыток лишить потерпевшего жизни. При таких обстоятельствах у суда не было оснований для вывода о том, что умысел виновного был направлен на лишение жизни. Напротив, собранные по делу доказательства указывают на то, что Х., находившийся в состоянии сильного душевного волнения, вызванного насилием со стороны потерпевшего, нанес ему ножевые ранения, действуя с неопределенным умыслом. Его деяние должно квалифицироваться в зависимости от фактически наступивших последствий, т.е. как умышленное причинение тяжкого телесного повреждения.

Популярное:

  • Декларация на транспортное средство пример заполнения Таможенная декларация на транспортное средство Актуально на: 14 сентября 2018 г. Пример заполнения декларации на транспортное средство Мы рассказывали в нашей консультации о видах […]
  • Ст 105 ч1 укрф Ст 105 ч1 укрф Простым принято называть убийство, совершенное без смягчающих и отягчающих обстоятельств (ч.1 ст.105 УК). Квалификация убийства по ч.1 ст.105 УК осуществляется по так […]
  • Ч2 ст105 ук рф убийство П. «а»,ч.2 ст.105 ук рф «Убийство двух или более лиц» «По п.а ч.2 ст.105 УК РФ следует квалифицировать убийство двух или более лиц, если действия виновного охватывались единым умыслом и […]
  • Ч1 ст105 ук рф приговор Приговора ст166 ч1 ук рф Приговора ст166 ч1 ук рф Всего по 114 уголовным делам, рассмотренным по данной категории с вынесением приговора, осуждено 143 лица, прекращены дела в отношении 62 […]
  • Статья уголовного кодекса рф о самообороне Статья часть уголовного кодекса содержание src=» » alt=»Статья часть уголовного кодекса содержание»> Статья 105. Убийство Уголовное дело было направлено прокурором в Ростовский областной […]
  • Статья 105 уголовного кодекса рф с комментариями Статья 105. Убийство Комментарий к статье 105 УК РФ 1. Простой и квалифицированный виды убийства объединены теперь в одной статье, что соответствует структуре других статей УК, […]
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.